Все о психологии и отношениях

«Зачем Ты забираешь у нас детей?» В ответ на ладонь матери упал лучик

0

Она рассказывала об этом и снова наливала вино в стакан

Анна Леонтьева

11 июня, 2020

Дочь Татьяны умерла, когда ей было семнадцать. Сын ее подруги погиб, когда прыгнул в реку сразу после выпускного — разбил голову о корень. Сама Татьяна тяжело переживала свое горе и однажды спросила, не в силах сдержать слез: «Господи, зачем Ты забираешь у нас детей?» И получила ответ на свой вопрос. «Правмир» публикует рассказ «Татьяна» из книги ведущей радио «Вера» Анны Леонтьевой «Голос в эфире. Истории, которые были услышаны», вышедшей недавно в издательстве «Никея».

Татьяна вовсе не была идеальной. Но она пережила то, что не всегда сможет пережить мать: потеряла младшую дочь. Девочке было семнадцать, она писала стихи и хотела работать в редакции, смерть унесла ее быстро и как-то нелепо. Вечером зашла к друзьям, они решили сварить какую-то наркотическую гадость. Для эксперимента попробовала. Ночью болел живот, Танюша спросила, не позвать ли доктора. Дочь отказалась и к утру тихо умерла.

Татьяна стала часто утешаться вином. На плаву ее держала старшая дочь. Она не просто оставалась в жизни, она активно боролась за мать. Она была стойким солдатиком и настоящим бойцом. Но в минуты уныния Татьяна снова гасла. Дочь купила маленький домик, и они ездили сажать там ягоды и цветы. Они и сами были похожи на цветы — две красивые, хрупкие женщины, которые боролись со своим общим горем.

Татьяна звонила мне, и я всегда могла понять, пьет она вино или нет. Однажды она позвонила и начала рассказывать (да, прикинула я опытным ухом: немного выпила, но не сильно): 

«Зачем Ты забираешь у нас детей?» В ответ на ладонь матери упал лучик

Вопросы к Богу, возникшие после смерти мужа, не уходят

Подробнее

«Сижу, Анька, на даче. Не пью, чесслово. Чищу грибы, что Катька принесла. На улице мрачно, на душе совсем тоскливо. Чищу и говорю: “Господи, вот я все понимаю в жизни — но зачем, вот объясни мне, зачем Ты забираешь у нас детей? Вон у Машки сын пошел после выпускного с ребятами купаться на речку. Прыгнул с дерева в воду — и все, нашли его через пару дней. Под водой был корень, и парень разбил себе башку. Машка такая хорошая, ну ладно я, я пьяница, а вот Машке за что? Нет, ну скажи: зачем Ты так делаешь?” И так я прицепилась к этому вопросу: зачем? — что не могу с места сдвинуться, так прямо вопит душа туда, наверх: зачем? И тут — ну не было дома вина, ну правда — такой лучик откуда-то на мои руки, а небо темное, а на мои руки — лучик, и я его вижу, и слышу, как-то всем телом, что ли, всей кожей, не ушами — а ВСЯ как-то слышу: “Они были нужны Мне!” И все… и мне стало так легче, так легче, Анька…»

Танюшка, пока рассказывала, я слышала это, пила вино. Я почти видела ее, тонкую, маленькую большую девочку, и хотя видела, как она снова наливает в стакан, понимала, что да, этот лучик был ей, именно ей он мог быть!

Тут слышу, пришла домой Катька, ругается — видно, Танюшка выпила уже много, трубку бросила. Я перезвонила позже, Катька сердито и горько сказала, что увезли в больницу. Сердце прихватило — от горя и вина.

Танюшка не вернулась к нам. На ее похоронах плакали даже самые крутые мужики. На отпевание знакомый редакционный фотограф принес дивный портрет — живая, красивая, волосы развеваются. Мордочка детская. «Они были нужны Мне!» — вспомнилось мне сквозь слезы…

Источник

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.